Россия – многонациональная страна, в ней живут более ста народов. Большинство из них – коренные народы и народности, для которых Россия – основное или даже единственное место обитания. Кроме того, имеются представители еще более шестидесяти народов, чье основное место проживания находится за пределами Российской Федерации.

Коренные народы России составляют 93% населения, из них свыше 81% – русские. Свыше 6% населения – народы стран ближнего (5%, например, украинцы, армяне и др.) и дальнего (1%, например, немцы, корейцы и др.) зарубежья.

Этнографы объединяют коренные народы России в несколько региональных групп, близких не только географически, но и, до известной степени, культурно-исторически. На долю народов Поволжья и Урала – башкир, калмыков, коми, марийцев, мордвы, татар, удмуртов и чувашей – приходится менее 8% населения страны (из них почти 4% татары – второй по численности народ России). Традиционная религия татар и башкир – ислам, калмыков – буддизм, остальных – православие.

Народы Северного Кавказа: абазины, адыгейцы, балкарцы, ингуши, кабардинцы, карачаевцы, осетины, черкесы, чеченцы, народы Дагестана (аварцы, агулы, даргинцы, кумыки, лакцы, лезгины, ногайцы, рутульцы, табасараны и цахуры) – составляют менее 3% населения России. Кроме большинства осетин – христиан, они традиционно исповедуют ислам.

Народы Сибири и Севера – алтайцы, буряты, тувинцы, хакасы, шорцы, якуты и почти три десятка так называемых малочисленных народов Севера – это 0,6% всего населения страны. Буряты и тувинцы – буддисты, остальные – православные, с сильными пережитками язычества и просто язычники.

Более чем за сто лет (с 1897 г.) в России (Российской империи – СССР) было проведено 9 переписей, причем во всех восьми советских переписях ставился вопрос о том, к какой национальности / народности относит себя переписываемый, и сведения о национальном/этническом составе населения всегда публиковались. Очередная перепись была намечена на 1999 г., но не состоялась и перенесена на 2002 год.

Таким образом, достоверных сведений о национальном составе населения России спустя десять лет после последней переписи 1989 г. не существует. Однако, учитывая важность вопроса, можно попытаться оценить численность различных народов России с помощью расчетов, основанных на текущих статистических данных о движении населения.

Россия, как наследница СССР, – одна из немногих стран, где в документе, удостоверяющем личность, имеется запись о национальной принадлежности. В актовых записях о рождении и смерти также имеется запись о национальности умершего или родителей родившегося, и статистические органы разрабатывают данные о естественном движении по национальности.

До войны эти разработки были приурочены к переписям населения (1926-1927, 1936-1939), а начиная с 1958 года данные о национальной принадлежности родившихся и умерших разрабатываются ежегодно. Это общие числа родившихся и умерших (в том числе детей до 1 года) мужчин и женщин по нескольким основным (сквозным) национальностям, определенным для каждой бывшей союзной республики. В России (РСФСР) такими национальностями были русские, украинцы, белорусы (с 1958 г.), казахи, татары и евреи (1958-1968 и с 1976 по настоящее время), армяне (1958-1968, 1978-1980). В отдельных регионах, главным образом, в автономных образованиях, разрабатывались также и данные о некоторых других национальностях.

Начиная с 1988 г., с введением электронной обработки информации по всей территории России, разрабатывались, кроме вышеуказанных, еще и титульные национальности бывших союзных республик, а также немцы. А начиная с 1991 г., к ним добавились еще и титульные национальности республик в составе России (бывших автономных республик и областей). Сейчас по всей территории России выделяются самые общие данные о естественном движении по 49 национальностям. Начиная с 1988 г., органы госстатистики разрабатывают также национальный состав мигрантов, в том числе за границу и из-за границы.

Таким образом, суммируя естественный и миграционный прирост какого-либо народа / национальности за период, прошедший со времени переписи, и прибавляя его к переписной численности, можно рассчитать численность этого народа на любую дату. Однако, существует несколько источников неточностей при оценке демографических показателей по национальному / этническому признаку.

Первый – это банальный недоучет демографических событий. Хотя в целом по России недоучет невелик, для отдельных народов он может быть существенным. Так, например, обстоит дело с народами, у которых заметная часть населения ведет кочевой образ жизни. Традиционно велик недоучет среди исламских народов (у чеченцев, по нашей оценке, в 1960-е годы недоучитывалось до трети естественного прироста населения). При прочих равных условиях недоучет более заметен в сельской местности.

Второй – проблема сопоставимости данных текущей статистики, когда национальность участников демографических событий определяется (в идеале) по документу (паспорту), и данных переписи, во время которой национальность записывается по самоопределению. Нередко эти определения не совпадают.

Третий – элементарные ошибки при обработке информации. Поскольку демография отдельных народов не считалась особенно важной, соответствующие данные почти не публиковались и не анализировались государственной статистикой, материалы отдельных территорий шли в итог без должного контроля, а общая сумма зачастую скрадывала необъяснимые скачки показателей по регионам.

Кроме того, расчеты, сделанные на основании данных о демографических процессах, никак не учитывают этнических процессов, а они, наряду с естественным движением и миграцией, также служат одним из компонентов динамики численности народов и могут проявляться через прямое изменение этнического самоопределения при переписи (так, при переписи 1989 г. в Якутии показали себя эвенками и эвенами около 1,5 тысяч человек, в более ранних переписях относивших себя к другим народам, скорее всего, к якутам (Для двух десятков тысяч эвенков и эвенов СахаЯкутии  это очень заметное количество)). Вероятность такого изменения выше для народов, подверженных ассимиляции. В России сильно ассимилированы русскими такие народы, как этнически близкие белорусы и украинцы, а также евреи, карелы, мордва, немцы, представители многих других народов стран ближнего и дальнего зарубежья, живущие в инонациональном / русском окружении.

Важным каналом ассимиляционных процессов служат этнически смешанные браки / семьи (Этот канал  единственный для официальной, т.е. документальной ассимиляции, т.к. запись о национальности в паспорт подростка вносится на основании записи о национальности в документах родителей. Такое наследственное прикрепление к национальности восходит к указаниям НКВД 1938 г.). А именно у украинок и белорусок, а также немок, евреек, представительниц финоязычных народов (карелов, мордвы, коми и удмуртов) – наибольшая доля детей, рожденных в смешанных браках (40-90%).

Возможности предлагаемого метода расчета национального состава на 1999 год можно проверить на материале более ранних десятилетий, когда результаты расчета можно сопоставить с прямыми результатами переписей. Такая проверка была выполнена для русских и украинцев, по которым были данные о естественном приросте. Сделать это можно лишь для всего СССР, так как данных о межреспубликанской миграции по национальностям в то время не было.

Для населения СССР в целом такой способ давал в разные межпереписные периоды разницу на 200-700 тысяч человек (1-3% от всего прироста или 0,1-0,3% от численности населения). Но для расчетов численности национальностей этот способ оказался намного менее точным, чем для всего населения. Для русских разница составляла от 12 до 16% расчетного прироста или 0,6-1,63% численности, причем расчетные данные всегда были меньше переписных. Такое значительное отклонение, возможно, вызвано этническими процессами – русские ассимилируют представителей других народов.

Для украинцев несовпадение было от 16 до 24% прироста или 0,6-2,6% их численности. За 1960-е и 1970-е годы расчетные данные оказывались больше, чем по переписям (1970 и 1979 гг. соответственно), что также можно отнести на счет этнических процессов – украинцы ассимилируются русскими. И только за 1980-е годы расчетный прирост оказался меньше, чем определенный при переписи. Одна из вероятных причин – заметное ослабление ассимиляционных процессов в условиях национального подъема 1980-х. Возможно, некоторые люди с пограничным русско-украинским этническим самосознанием при переписи показали себя украинцами.

Приведенные примеры указывают на важность этнических процессов, без учета которых оценки динамики численности народов будут заведомо неточными. Но мы все-таки решили выполнить такие оценки, полагая, что общее направление изменений этнической структуры России они покажут правильно. Разумеется, следующая перепись населения даст более точный ответ на вопрос о том, что же происходило с численностью народов России, и какой вклад в ее изменение внесли собственно этнические процессы.

При расчетах мы пользовались официальными сведениями Госкомстата России о родившихся и умерших, а также о прибывших и выбывших по национальности, как опубликованными (Демографический ежегодник, 19951998; Численность и миграции населения РФ в … (1989-1998)), так и неопубликованными. Были проведены дополнительные расчеты по титульным народам республик России за 1989-1990 гг., поскольку прямые сведения имеются только по территориям самих республик, а также по чеченцам за 1993-1998 гг. и ингушам за 1993-1994 гг., по которым такая информация отсутствует.

Результаты расчета сведены в таблицу 1. Хорошо видно качественное отличие уровней воспроизводства населения отдельных национальностей – у большинства народов европейской части страны в 1990-е годы естественный прирост был отрицательным. Исключение составляли только татары, чуваши, удмурты и марийцы – и то лишь за счет первой половины десятилетия; во второй половине девяностых числа умерших превысили числа родившихся и у них.

Зато у народов азиатской части и Кавказа сохраняется положительный естественный прирост, причем лидируют представители восточного Кавказа – даргинцы, ингуши, аварцы и чеченцы. Впрочем, и их прирост сильно сокращался на протяжении последнего десятилетия.

Такие различия естественного прироста определяются, главным образом, различиями в уровне рождаемости. Но снижение рождаемости – процесс, начавшийся не сегодня даже у народов Кавказа. Вся разница в давности начала процесса и в его скорости, которая в целом зависит от степени модернизации этнического сообщества (уровня урбанизации, образования, особенно женщин, вовлечения их в производство и общественную жизнь). Демографический потенциал у народов азиатской части страны, особенно у народов Кавказа, еще велик, в то время как у народов европейской части он практически исчерпан.

Влияет на естественный прирост и уровень смертности. Различия здесь не столь заметны, как в рождаемости, а ранжированный по величине продолжительности жизни ряд не совпадает с рангами прироста населения. По нашей оценке, наименьшая продолжительность жизни у малочисленных народов Севера и тувинцев, затем идут другие народы Сибири, калмыки и казахи, финноязычные народы (кроме мордвы), русские, мордва и нефинские народы Поволжья, восточнославянские народы, немцы, евреи и армяне, народы Северного Кавказа.

Этот ряд неплохо коррелировал бы с такими показателями, как доля городского населения и уровень образования, если бы не два самых больших исключения – слишком низкое место в нем русских и слишком высокое – северокавказских народов.

Миграционный прирост положителен для большинства народов. Но особенно он велик (относительно) у армян, таджиков, азербайджанцев, осетин, грузин и лезгин. Если у народов Закавказья – это продолжение старых тенденций, подстегнутое межнациональными конфликтами и экономическим кризисом, то для таджиков – это почти исключительно следствие гражданской войны на родине, ведь у других среднеазиатских народов наблюдался или отток из России или слабый приток в нее. Славянским народам миграция лишь частично компенсирует естественную убыль. И только для двух народов из этого списка – евреев и немцев – это было десятилетие массовой эмиграции. Для армян, напротив, это было десятилетие массовой иммиграции. В результате армяне, которых десять лет назад в России было почти столько же, сколько евреев, теперь по численности почти на 600 тысяч превосходят евреев.

Но для большинства народов динамику численности определяет естественное движение (если оставить в стороне ассимиляционные процессы). Разумеется, такая динамика численности повлияла и на национальную структуру страны в целом.

Конфессиональный состав:

Общая численность православных в стране составляет, по разным оценкам, 70 – 80 млн. чел. Подавляющее большинство из них относятся к самой многочисленной деноминации России – Русской православной церкви, представленной практически во всех регионах страны. Кроме русских православие исповедуют также большая часть коми-пермяков, удмуртов, бесермян, марийцев, мордвы, чувашей и др.

В России представлены обе основные ветви ислама – суннизм и шиизм, причем подавляющее большинство мусульман нашей страны – сунниты.

В ряде районов России имеется также значительное число последователей буддизма (около 900 тыс. чел.).

Общая численность старообрядцев в России, по приблизительной оценке, св. 2 млн. чел. Среди них резко преобладают русские, но есть также украинцы, белорусы, карелы, финны, коми, удмурты, чуваши и др.

Католиками латинского обряда являются большинство живущих в стране поляков и литовцев, часть немцев и др.

В России есть и последователи иудаизма – подавляющее большинство верующих евреев.